Послесловие. Среди героев, которые первыми отправились в глубь Южной Африки и вернулись с вестями о

Среди героев, которые первыми отправились в глубь Южной Африки и вернулись с вестями о том, что мы унаследовали, Якобус Кутзее до сих пор занимал почетное, пусть и скромное место. Теми, кто занимается нашей ранней историей, признано, что он открыл Оранжевую реку и жирафа. Однако из своих башен из слоновой кости мы снисходительно подсмеивались над легковерным охотником, который сообщил губернатору Рейку Тулбагу ту басню о длинноволосых людях далеко на севере, в результате чего была отправлена бесполезная экспедиция Хендрика Хопа 1761–1762 годов. Благодаря простому стечению обстоятельств, особенно сокращенному отчету об исследованиях Кутзее, который до сих пор находится в обращении, этот стереотип укоренился и Послесловие. Среди героев, которые первыми отправились в глубь Южной Африки и вернулись с вестями о скрыл от нас истинное значение этого человека. Отчет, до сих пор считавшийся окончательным, — работа другого человека, писца из Замка, который выслушал историю Кутзее с нетерпением бюрократа и торопливо набросал краткий конспект для губернатора1. Там зафиксирована лишь та информация, которая могла представлять ценность для Компании, то есть сведения о залежах полезных ископаемых и о потенциале племен, живущих на внутренней территории и могущих стать источниками снабжения. Можно не сомневаться, что только вторая, коммерческая, натура писца Компании заставила его записать историю, вызвавшую пренебрежительное отношение к Кутзее, — историю о людях «с коричнево-желтой или желтой кожей, с длинными волосами и в льняной одежде», живущих Послесловие. Среди героев, которые первыми отправились в глубь Южной Африки и вернулись с вестями о на севере.

Данная работа имеет целью дать более полное и, следовательно, более справедливое представление о Кутзее. В этой работе есть и пиетет, и история: пиетет по отношению к своему предку и одному из наших прародителей; исторические доказательства, призванные исправить определенные искажения, вкравшиеся в нашу концепцию о великом веке исследований, когда белый человек впервые вступил в контакт с туземными народами, живущими на внутренних территориях.

Якобус Янзон Кутзее был правнуком Дирка Кутзее, бюргера, который эмигрировал из Голландии на мыс Доброй Надежды в 1676 году. Поколения Кутзее хорошо иллюстрируют постепенное распространение колонистов во внутренних районах страны, что составило внешнюю историю, легенду о Послесловие. Среди героев, которые первыми отправились в глубь Южной Африки и вернулись с вестями о белом человеке в Южной Африке, переселяющемся все дальше на север в гневе или отвращении к ограничениям правительства, голландского или английского. В нашем народе много анархического. Мы верим в правосудие, но никогда не принимали законы охотно. Дирк Кутзее эмигрировал в Стелленбосх; Якобус Кутзее, спустя семьдесят лет, переселился в Пикветберг, где стал скотоводом и охотником. Именно оттуда, со своей фермы около современной деревни Аврора, он отправлялся в экспедиции — охотиться на слонов, в том числе и в экспедицию 1760 года.

Чтобы понять жизнь этого безвестного фермера, требуется подключить воображение. Кутзее был частью потока людей, повернувшихся спиной к югу. Многим фермерам внутренних областей надоело Послесловие. Среди героев, которые первыми отправились в глубь Южной Африки и вернулись с вестями о выбиваться из сил, чтобы ежемесячно удовлетворять потребности ненасытной Ост-Индской компании, доставляя по скверным дорогам на мыс Доброй Надежды мясо, зерно, фрукты и овощи в фургонах, запряженных волами. Такие люди обращали свой взор к голым равнинам внутренней части страны, видя себя хозяевами своей судьбы. Встаньте на самом кончике Мыса и взгляните на море. О чем вы думаете? О юге: черные моря, лед, белизна. Покиньте Мыс, быть может, верхом, и многие мили вы все еще удираете от юга. Потом — бац! — на каком-то расстоянии от побережья, по-разному определенном, вы свободны от юга. Вы вступаете в предательскую нейтральную зону Послесловие. Среди героев, которые первыми отправились в глубь Южной Африки и вернулись с вестями о, свободные от чувства неизбежности. Потом, когда вы прод вигаетесь еще дальше на север, — бац! — и вы во второй зоне неизбежности, привязанные к северу. Нет ничего, кроме севера. Кутзее, продвигаясь на север, видел, так сказать, сферическим глазом лягушки или жабы: все, что было вокруг него (лягушка), было впереди него (человек). С точки зрения истории, он создал будущее, отказавшись от контракта с Компанией на поставку пшеницы и овощей ради скотоводства.



От таких иностранных визитеров, как Вейлан, Спэррмен, Колбе, даже от такого высокомерного английского джентльмена, как Барроу, мы получаем прекрасное представление о том, какова была каждодневная жизнь фермера фронтира. Мы рисуем его себе Послесловие. Среди героев, которые первыми отправились в глубь Южной Африки и вернулись с вестями о в грубой рабочей одежде и туфлях из львиной кожи, на голове — шляпа с круглыми полями, под мышкой — хлыст; он стоит, бдительно озираясь, возле своего фургона или на своей веранде, готовый принять путешественника с гостеприимством, которое, по оценкам Доминикуса, не уступало даже гостеприимству древних германцев. Или мы видим другую картину, которую облил таким презрением Барроу, но которая для наивных глаз исполнена пасторальной красоты: смыв пот дневных трудов, он среди домочадцев, все погружены в вечернюю молитву. А вот он спрыгивает с седла: сначала правая нога, потом левая; рядом — туша только что убитой антилопы, кобальтовый дымок из дула его ружья, наверное Послесловие. Среди героев, которые первыми отправились в глубь Южной Африки и вернулись с вестями о, уже полностью смешался с более светлой синевой неба. Во всех этих сценах он производит впечатление молчаливого человека. У нас нет его портрета, написанного в то время. Несомненно, у него была борода.

Компанию интересовала легкая прибыль. Сам Ван Рибек посылал экспедиции в глубь страны в поисках меда, воска, страусовых перьев, бивней слонов, серебра, золота, жемчуга, черепашьих панцирей, мускуса, янтаря, шкур и всего чего угодно. Эти вожделенные предметы были объектами бартера. Взамен агенты Компании давали товары, заставлявшие шепотом передавать имя белого человека по всей Африке: табак, спиртные напитки, бусы и прочие стекляшки, металл, огнестрельное оружие, порох. Мы не будем здесь уподобляться комментаторам наших Послесловие. Среди героев, которые первыми отправились в глубь Южной Африки и вернулись с вестями о дней, изощряющимся в насмешках по поводу торговли того времени. Племена внутренних районов продавали свои стада за всякую ерунду. Это правда. Это была необходимая потеря невинности. Пастух, просыпавшийся после пьяного забытья под плач голодных детей, видел, что его пастбища навеки опустели, и усваивал урок грехопадения: нельзя вечно пребывать в Эдеме. Люди Компании лишь играли роль ангела с пылающим мечом в драме Божьего мироздания. Мы можем черпать утешение в этой мысли.

Замок интересовала легкая прибыль, но лишь до тех пор, пока это не было связано с дополнительными обязательствами. «Просим Дирекцию выделить для нашей команды еще 25 гессенских наемников. Набеги бушменов таковы и длина Послесловие. Среди героев, которые первыми отправились в глубь Южной Африки и вернулись с вестями о границы колонии настолько возросла, что необходимо установить пост для защиты дороги из Грааф-Рейнет, на которой две недели тому назад был убит свободный бюргер Биллем Барендт вместе с сыновьями и похищено две тысячи голов скота». Мы можем представить себе недовольство коменданта, которому пришлось писать такое письмо, и, следовательно, недоверие, с которым изучались прошения бюргеров о предоставлении прав на пастбища подальше от Замка, еще севернее. Мы можем лишь удивляться, что в 1758 году такие права были предоставлены Кутзее. Должно быть, он пользовался доверием. В то время как некоторые люди фронтира приезжали в Кейптаун всего раз в жизни, наряженные в самое Послесловие. Среди героев, которые первыми отправились в глубь Южной Африки и вернулись с вестями о лучшее, черное, в фургонах, запряженных волами, причем их невесты ради приличия следовали за ними в собственных фургонах, — приезжали, чтобы обвенчаться, Кутзее наведывался туда каждые год-два, со шкурами и бивнями. А потом снова на север. Флегматичный человек; его волы неуклонно делали две мили в час; сзади привязаны два бочонка с порохом; чай, сахар, табак; длинный хлыст из шкуры гиппопотама. В соответствующем месте я опишу его фургон.

Барроу обвиняет колонистов, которых неправильно называет крестьянством, в жестоком обращении со своими животными. Он приводит пример, рассказывая, как фермер разжег костер под упряжкой усталых волов2. Барроу — жертва многих восторгов и предрассудков европейского Послесловие. Среди героев, которые первыми отправились в глубь Южной Африки и вернулись с вестями о Просвещения. Он прибыл на мыс Доброй Надежды, дабы увидеть то, что ему хотелось увидеть: благородные дикари, ленивое, жестокое голландское крестьянство, бесплодная миссия цивилизации. Он дал свои рекомендации и отбыл: с Китаем покончено, с Африкой покончено, кто следующий? Но Барроу мертв, а его крестьянство живо. В любом случае Кутзее, смирный человек, который не разыгрывал из себя Бога, вряд ли мучил своих животных. (В этом контексте я не могу не процитировать самого известного из британских миссионеров, Джона Филипа, слова которого очень ярко свидетельствуют об участии его коллег в осуществлении имперской миссии: «В то время как наши миссионеры повсюду сеют семена цивилизации, социальный порядок Послесловие. Среди героев, которые первыми отправились в глубь Южной Африки и вернулись с вестями о и счастье, они с помощью самых безупречных мер расширяют британское влияние, сферу британских интересов и Британскую империю. Где бы ни водрузил миссионер свой штандарт среди племени дикарей, их предрассудки перед колониальным правительством исчезают, а их зависимость от колонии возрастает из-за создания искусственных потребностей»3. Да, дикарь должен прикрыть свою наготу и возделывать землю, потому что Манчестер экспортирует хлопчатобумажные ткани, а Бирмингем — лемеха. Мы тщетно будем искать в британском экспортере такие добродетели, как смирение, уважение и прилежание. В этой жизни, сказал Цвингли, именно работник ближе всех стоит к Богу.)

Как я уже отметил, Кутзее знали в Замке и Послесловие. Среди героев, которые первыми отправились в глубь Южной Африки и вернулись с вестями о ему там доверяли. Отсюда его право на землю, отсюда также его разрешение на охоту за пределами границы колонии. Потому что, хотя в колонии было все еще полно диких зверей, более крупных животных, например слонов и гиппопотамов, истребляли с такой энергией, что они удалились в дикую местность севера. Поэтому торговля слоновой костью зависела от бартера и от охотничьих экспедиций, представлявших немалую опасность: у Берчелла мы читаем о том, как охотника, некоего Карела Кригера, затоптал разъяренный бык, в то время когда количество белых взрослых мужчин составляло 5546 человек (по переписи 1798 года)4. Кригер — гораздо большая потеря, в пропорциональном отношении, нежели один из тысяч Послесловие. Среди героев, которые первыми отправились в глубь Южной Африки и вернулись с вестями о незаконнорожденных — рожденных рабынями от диких прародителей шотландцев, которых рабовладельцы держали для развода5. Сделав паузу, мы можем бросить взгляд сожаления на трусливую политику Компании относительно белой колонизации, опечалиться и изумиться малому приросту населения Нидерландов в XVIII веке (леность? самоуспокоенность?) и издать возглас восхищения Соединенными Штатами, у которых в тот же период белое население возрастало в геометрической прогрессии, а прирост местного населения так эффективно сдерживался, что к 1870 году индейцев стало меньше, чем когда бы то ни было. В ранней колонии Мыса каждый был незаменим. Однако в 1802 году единственный сын Кутзее был убит его рабами, и из всей семьи пощадили лишь его Послесловие. Среди героев, которые первыми отправились в глубь Южной Африки и вернулись с вестями о жену6.

Остается надеяться, что она снова вышла замуж.

14 июля 1760 года, в середине зимы, Кутзее отправился в свою северную экспедицию. Он взял с собой шесть слуг-готтентотов и двадцать четыре вола (две упряжки) для своего фургона. Путешествуя ночью, чтобы днем скот мог пастись, переходами по двенадцать часов, он следовал по маршруту экспедиции Ван дер Стела 1685 года. Он медленно продвигался в краю странных пирамидальных холмов из песчаника и песчаных равнин, где колеса увязали по самую ось. Источенные ветром и дождем, холмы представляли собой причудливое и меланхоличное зрелище. Ушло три дня на то, чтобы пересечь песчаную долину Верлорен-Валлей. Путешественники питались Послесловие. Среди героев, которые первыми отправились в глубь Южной Африки и вернулись с вестями о овцами, которых забивали (овцы Мыса с толстыми хвостами), и тем, что удавалось подстрелить, — скажем, южноафриканскую газель, живущую стадами. Готтентоты Кутзее не отказывались от своих прежних гастрономических привычек. Они вырезали куски мяса из мертвых животных и нарезали их спиралевидными полосками — это походило на то, как чистят яблоко, если шкурку срезают по спирали. Они зарывали эти полоски в золу костра и ели полусырыми. К счастью, другая привычка исчезла — возможно, она имела религиозное происхождение, хотя трудно сказать, что именно у готтентотов можно назвать религией. Этот обычай заключался в следующем: овце перерезали горло и распарывали брюхо, кровь стекала во внутренности, эту смесь размешивали палкой Послесловие. Среди героев, которые первыми отправились в глубь Южной Африки и вернулись с вестями о и с энтузиазмом выпивали, что считалось полезным для духа. Когда мы размышляем о подобной практике, то можем с благодарностью отметить, что при общении европейцев с готтентотами культурное влияние оказывалось исключительно первыми на последних. В дальнейшем нам еще представится случай покритиковать и другие обычаи готтентотов — когда можно будет в большей мере прочувствовать силу моей аргументации.

(«„…Атен татен, атен татен, — пели туземцы мыса Доброй Надежды морякам «Харлема», потерпевшим кораблекрушение, — атен татен, атен татен", — и пританцовывали»7. Отсюда название «готтентот».)

18 июля Кутзее переправился через реку Олифантс на широте 31°51′. Это не пересыхающая река с сильным течением, и одного из ослабевших волов унесло. Через десять Послесловие. Среди героев, которые первыми отправились в глубь Южной Африки и вернулись с вестями о лет после пребывания там Кутзее берега этой реки будут заселены фермерами, выращивающими рис. Хотя Кутзее уже находился на земле бушменов, он пока что не встретил ни одного. Он повернул на северо-восток, чтобы обойти прибрежную пустыню. Со всеми волами в упряжках он перебрался через горы Нардув. Время разъело эти горы, и в них образовались причудливые пещеры, арки и колоннады. Сверху за отрядом с подозрением наблюдали глаза — глаза бушменов, лежавших высоко на выступах, с маленьким луком в левой руке, из колчана у бедра торчали под утлом по 70–80 коротких стрел. У таких бушменов были все основания держаться на почтительном расстоянии от ружей Послесловие. Среди героев, которые первыми отправились в глубь Южной Африки и вернулись с вестями о колонистов. Поскольку они вели жизнь охотников, также собиравших съедобные коренья и ягоды, то их сильно встревожило уменьшение популяции антилоп, и они стеши подкрадываться к границам поселения, выжидая случая совершить набег на какого-нибудь фермера и увести его скот. С похищенными животными обходились варварски. Бушмены разделяли с эскимосами отвратительную веру, будто животные существуют на земле не только для того, чтобы давать пищу человеку, но и чтобы удовлетворять его самые извращенные аппетиты. Из тела живого раненого животного тупым каменным ножом вырезалось то место, куда попала стрела. У краденого вола отрубали ногу и пожирали ее на глазах у агонизирующего животного. А если фермер Послесловие. Среди героев, которые первыми отправились в глубь Южной Африки и вернулись с вестями о начинал преследовать воров и возникало опасение, что он может их схватить, его скоту безжалостно перерезали сухожилия и бросали его. Чтобы защитить себя от подобных набегов, фермеры начали организовывать так называемые «командос» — отряды, целью которых было создание нейтральной зоны между своими фермами и дикой местностью, где обитали бушмены. Поскольку не хватало людей, чтобы охранять эту зону, им поневоле пришлось прибегнуть к террору. Горе тому бушмену, которого видели на границах колонии. Как бы быстроног он ни был, как бы искусно ни владел луком, вскоре он узнавал на своей шкуре, что такое ружья всадников командос. Отходящий все дальше на север под Послесловие. Среди героев, которые первыми отправились в глубь Южной Африки и вернулись с вестями о этим упорным давлением (и все дальше на запад от вторгшихся банту), он нашел самое надежное прибежище в колючих кустарниках Калахари, где и по сей день ведет образ жизни своих предков.

Однако не забывайте о том, что политика террора не применялась огульно. В то время как взрослые бушмены мужского пола оказались непригодными для полевых работ, их дети, мальчики, обычно были более податливы. Поскольку у них было прямо-таки сверхъестественное понимание велда, они становились великолепными пастухами. А вдовы и дети женского пола оказались достаточно понятливыми, чтобы выполнять работу по дому. Таким образом, экспедиции командос вовсе не приводили к геноциду. Даже некоторые взрослые Послесловие. Среди героев, которые первыми отправились в глубь Южной Африки и вернулись с вестями о мужчины выживали в рабстве. Вильхельм Блек, известный специалист в области языков бушменов, получил основные сведения от двух стариков, трудившихся в оковах на моле Кейптауна.

Перебравшись через горы Нардув, Кутзее увидел крутую насыпь Ондер-Боккевелд, которую обошел. Теперь почва стала грубой и каменистой. В 1760 году дожди начались поздно, и отряд укрывался, как мог, от внезапных гроз с градом размером с голубиное яйцо (диаметром 14 миллиметров). Испуганные волы жались друг к другу, а люди прятались за фургоном, куря и ругаясь. Табак выращивали в районе Пикветберга, но только не на ферме Кутзее. Хорошо известно, что с помощью табака и бренди загубили культуру готтентотов Послесловие. Среди героев, которые первыми отправились в глубь Южной Африки и вернулись с вестями о. На эти предметы роскоши у готтентотов выменивали их крупный рогатый скот и овец, сами же готтентоты становились ворами, бродягами и нищими. Ничто не могло вывести их из оцепенения, вызванного табаком, — даже голод. Они целый день лежали возле своих хижин, поворачиваясь к солнцу, когда было холодно, и укрываясь в тени, когда было жарко. Их лень была столь велика, что они, вместо того чтобы поохотиться и утолить голод, предпочитали погрузиться в сон или играть заунывные мелодии на gowra — инструменте, представляющем определенный интерес (его я опишу позже). Наркотический эффект табака был хорошо известен готтентотам, и они забавлялись, отравляя змей Послесловие. Среди героев, которые первыми отправились в глубь Южной Африки и вернулись с вестями о никотином из своих трубок.

Слуги Кутзее были волей-неволей оторваны от праздности вырождающейся культуры племени готтентотов. Отделившись от своего племени, они или их отцы переместились на орбиту Кутзее. За их труд им позволялось строить свои хижины на земле Кутзее и пасти свои маленькие стада вместе с его скотом. Им платили зерном, сахаром и другими предметами первой необходимости, а также табаком и бренди — в разумных пределах. Таким образом, Кутзее на своей ферме заложил фундамент прочных отношений, при которых фермер и слуга медленно скользят сквозь время по параллельным линиям, и сын фермера играет вместе с сыном слуги в dolosse во дворе Послесловие. Среди героев, которые первыми отправились в глубь Южной Африки и вернулись с вестями о, переходя в зрелом возрасте к более строгим отношениям господина и слуги, и слуга вращается вокруг своего господина на протяжении всей своей службы, а когда они превращаются в стариков, то останавливаются поболтать на солнышке, со смешком вспоминая былое, — пальцы, касающиеся шляпы, шаркающая походка, внуки, играющие в dolosse. В языке готтентотов нет слова «да». Чтобы выразить свое согласие, готтентот повторяет последнюю фразу приказания своего хозяина. Язык готтентотов исчез, но эти фразы-отклики еще можно услышать на фермах западной части Мыса, на африкаанс. «Пригони их в северный лагерь». — «В северный лагерь, мой господин». Их хижины из сплетенных веток уступили место глиняным домикам с крышей из Послесловие. Среди героев, которые первыми отправились в глубь Южной Африки и вернулись с вестями о рифленого железа, которые изготавливают в Бенони. И однако даже этим домикам присуща живописность: дымок, поднимающийся от плиты, которую топят дровами, тыквы на крыше, голые попки детей и так далее. Существует принцип стабильности в истории, он очищает от всех конфликтов подобные структуры, которые имеют самые большие шансы выжить. Безмятежный дом фермера на склоне холма, безмятежные хижины в лощине, звездное небо.

Область, через которую проходил Кутзее, уже видела европейцев. Охотники и торговцы уже побывали здесь раньше, часто без ведома Компании. Но эта область была такой огромной, а ее исследователей было так мало, что историк вправе считать ее особенности неизвестными Послесловие. Среди героев, которые первыми отправились в глубь Южной Африки и вернулись с вестями о и задавать вопрос относительно каждой из них: «Кто это открыл?» или, если быть более точным, «Какой европеец это открыл?». Потому что, хотя местное население континента и немногочисленно, никогда нельзя быть уверенным, что какое-либо явление природы первым не увидел туземец. Кутзее проделал свой путь между Пикветбергом и Оранжевой рекой дважды, и его острый глаз охотника подмечал каждый куст на расстоянии в сто ярдов (насекомые и мелкие рептилии прятались от взгляда первооткрывателя). Мы все согласны с тем, что камелеопард (жираф) — его открытие. Позвольте мне не согласиться с Тунбергом, Спэррманом, Патерсоном и другими джентльменами-ботаниками, наводнившими мыс Доброй Надежды в конце столетия Послесловие. Среди героев, которые первыми отправились в глубь Южной Африки и вернулись с вестями о, и заявить о правах Кутзее на geelvygie (Malephora mollis), мясистое растение, столь вяжущее, что овцы в ярости выкапывали его из земли рогами. Критерии открытия, применявшиеся этими джентльменами из Европы, были, несомненно, ограниченными. Они требовали, чтобы каждый вид заполнил пробел в их таксономиях. Но когда бушмены впервые увидели траву, которую мы называем Aristida brevifolia, и, обнаружив, что она неизвестна, назвали ее twaa, у них, наверно, был свой негласный ботанический порядок, в котором twaa заняла свое место. И если мы принимаем такие концепции, как таксономия бушменов и открытия бушменов, то не должны ли мы также принять концепцию таксономии и открытий человека фронтира Послесловие. Среди героев, которые первыми отправились в глубь Южной Африки и вернулись с вестями о? «Я это не знаю, мои люди это не знают, но в то же время я знаю, на что это похоже, — это похоже на rooigras, это вид rooigras, я назову это boesmansgras» — таков момент открытия изнутри. На своем пути Кутзее проезжал, как бог, через мир, лишь частично названный, и давал названия явлениям природы, делая их известными.

Хотелось бы мне поведать об охотничьих приключениях: например, о том, как самец слона, внезапно повернувшись, в ярости распарывает брюхо лошади бивнями, а несчастного всадника спасает лишь своевременный выстрел; или о том, как раненая львица прыгает на носильщика-готтентота и, поскольку ее слишком поздно убили Послесловие. Среди героев, которые первыми отправились в глубь Южной Африки и вернулись с вестями о (зеленые глаза, красные десны), успевает выпустить ему дурно пахнущие кишки. Охотничьи приключения придают истории волнующий оттенок, пускай и ложный. Их структура удовлетворяет потребность в драме: безмятежность (у меня есть ружье), замешательство (мое ружье не заряжено, у тебя есть зубы / бивни / рога), облегчение (ты прыгнул не на того, и / или я тебя застрелю, несмотря ни на что). Увы, Кутзее был не из тех охотников, с кем часто случаются подобные приключения. В этой экспедиции он застрелил всего двух слонов, обоих (я забегаю вперед) к северу от Оранжевой реки. Разведчик вернулся с сообщением о стаде. Кутзее незаметно подобрался к Послесловие. Среди героев, которые первыми отправились в глубь Южной Африки и вернулись с вестями о ним пешком вместе с носильщиком (у слонов, как нам известно, плохое зрение, а охотники находились с подветренной стороны). Кутзее снял штаны, как это обычно делают охотники на слонов, и застрелил самца на месте, всадив ему пулю под лопатку. Стадо повернуло и начало уходить. Кутзее вскочил на лошадь и бросился в погоню. С близкого расстояния он выстрелил в живот отбившейся от стада самке, а потом заставил ее идти, превозмогая боль. Затем последовал маневр, который кажется опасным, но на самом деле традиционен. Кутзее перезарядил ружье и принялся кружить перед слонихой. Сбитая с толку, она остановилась, чтобы собрать силы, и носильщик-готтентот взмахом своего Послесловие. Среди героев, которые первыми отправились в глубь Южной Африки и вернулись с вестями о топора разрубил ахиллово сухожилие. Теперь Кутзее не спеша приблизился к животному и умертвил его, выстрелив за ухом. Бивни были отрублены и отнесены в фургон. В ту ночь (29 августа) охотники ели сердце слона — известный деликатес. Ноги тоже ценятся, но Кутзее они показались безвкусными. Надеюсь, вы получили удовольствие от этого приключения.

Когда отряд пересек 31° южной широты, он попал в страну намаква. Хотелось бы мне задержаться на этом удивительно интересном народе. Намаква не следует путать с готтентотами Мыса — утратившим достоинство народом, племенная структура которого была навсегда уничтожена вспышкой оспы в 1713 году. Барроу справедливо называет этих готтентотов «самыми несчастными, самыми жалкими из Послесловие. Среди героев, которые первыми отправились в глубь Южной Африки и вернулись с вестями о всей человеческой расы, чьи лица постоянно затуманены унынием и меланхолией, имя которых забыто или о которых вспоминают как об усопшем человеке, недостойном внимания»8. Намаква отступили перед давлением белой колонии, но они сохранились как племя до 1907 года. Эмиссаров, посланных к ним в 1661 году, чествовали сто музыкантов; следующему посланнику не удалось их найти: они переселились в свои твердыни, в глубь страны.

Намаква — люди среднего роста. Мужчины — стройные, женщины — полные. У них желтовато-коричневая кожа, глаза черные и острые, как у бушменов (Блик утверждает, что бушмен невооруженным глазом видел спутники Юпитера за несколько столетий до рождения Галилея). Овладев трюком втягивать яички обратно в тело Послесловие. Среди героев, которые первыми отправились в глубь Южной Африки и вернулись с вестями о, их мужчины прославились быстротой ног. Их женщины, подобно женщинам Древнего Египта, отличались тем, что у них заметно выдавались вперед labia minora; однако, поскольку им не с чем было сравнивать, они не считали это недостатком. Этот народ представляет большой интерес для антрополога, они даже весьма пикантны. В качестве защиты от болезни они обвивали шею кишками леопарда. Их страсть к жиру была ненасытна. Они шумно праздновали, когда находили выброшенного на берег кита. Система родственных связей. Романтическая любовь (история о девушке, которая бросилась в пропасть, потому что ей не позволили соединиться с любимым). Погребальные обычаи. Ампутация пальца в знак траура Послесловие. Среди героев, которые первыми отправились в глубь Южной Африки и вернулись с вестями о. Целебные свойства мочи мужчин. Законы и наказания: за кражу скота — купание в кипящей смоле, за инцест — потеря конечности, за убийство человека — вышибание мозгов дубинкой. Их нежелание поклоняться Высшему Существу («Зачем нам молиться тому, кто посылает то сильнейшую засуху, то сильнейший ливень, когда нам бы хотелось, чтобы шел умеренный дождь в подходящее время?»). Тут достаточно материала для целой книги.

Итак, караван Кутзее ступил на землю намаква. В фургоне у него имелось: черные, белые и синие фарфоровые бусинки, табак, ножи, зеркальца, медная проволока, три мушкета, пули, бочонок пороха, мешок крупной дроби, огнива, свинцовые бруски, форма для отлива пуль, одеяла, пила Послесловие. Среди героев, которые первыми отправились в глубь Южной Африки и вернулись с вестями о, лопата, топорик, клинья, гвозди, веревки, парусина, игла для сшивания парусов, шкуры волов, ярмо, поводья, деготь, смола, жир, чеки, крючья, обручи, фонарь, рис, сухое печенье, мука, бренди, три бочонка с водой, сундук с лекарствами и много других вещей — фактически цивилизация в миниатюре. На подступах к Камисбергу его фургон по самую ось увяз в мягком песке. Его вытащили — он снова увяз. Под давлением двойной упряжки волов дышло (disselboom) сломалось. Эта первая неудача экспедиции привела слуг Кутзее в состояние безнадежной апатии. Лишенные всякой инициативы, они стояли вокруг и с тусклым взглядом посасывали свои трубки. Народ без будущего. Только когда загремел гром, они Послесловие. Среди героев, которые первыми отправились в глубь Южной Африки и вернулись с вестями о зашевелились и начали разгружать фургон, связывать сломанное дышло, подкладывать ветки и вытаскивать фургон. Оставшуюся часть дня потратили на то, чтобы заменить дышло. Прежнее было сделано из древесины для дротиков. Новое было из железного дерева, которое не такое упругое, но зато тверже и тяжелее.

Кутзее не смотрел ни направо, ни налево, когда проходил через ущелья гор Камис. Ночью температура падала ниже точки замерзания. На пиках лежал снег. Утром замерзших волов надо было поднимать силой. Во время одной из остановок (18 августа) экспедиция оставила после себя: золу от ночного костра, выгоревшего до конца, что характерно для сухого климата; фекалии, кучки которых усеивали Послесловие. Среди героев, которые первыми отправились в глубь Южной Африки и вернулись с вестями о большую площадь, у травоядных — на открытом месте, у плотоядных — за скалами; следы от луж мочи; листья чая; берцовые кости газели; пять дюймов плетеной веревки для волов; табачный пепел и мушкетную пулю. Фекалии засохли в течение дня. Веревка и кости были съедены гиеной 22 августа. Буря раскидала все остальное 2 ноября. 18 августа 1933 года мушкетной пули там уже не было.

С головы и из бороды — выпавшие волоски и перхоть. Из ушей — корочки серы. Из носа — слизь и кровь (Клавер, Дикоп, падение и удары — соответственно). Из глаз — слезы и выделения. Изо рта — кровь, гнилые зубы, камни, мокрота, рвота. С кожи — гной, кровь, струпья, плазма Послесловие. Среди героев, которые первыми отправились в глубь Южной Африки и вернулись с вестями о (Плате, ожог порохом), пот, кожное сало, чешуйки, волоски. Кусочки ногтей, грязь между пальцами. Моча и мельчайшие почечные камни (вода на Мысе богата щелочью). Смегма (обрезание принято только у банту). Каловая масса, кровь, гной (Дикоп, отравление). Сперма (все). Все эти реликты, оставленные в Южной Африке во время двух путешествий (туда и обратно), вскоре исчезли под воздействием солнца, ветра, дождя и внимания со стороны царства насекомых, хотя их атомы, конечно, все еще находятся среди нас. Мушкетные пули — которые попали в свои цели и были впоследствии вырезаны; те, которые более или менее попали в цель, но так и не были найдены, а Послесловие. Среди героев, которые первыми отправились в глубь Южной Африки и вернулись с вестями о их цель бродила по велду, пока не падала от потери крови или медленно, в течение нескольких недель, восстанавливала свои силы и так и жила со свинцом в теле; а также те, что не попали в цель и, ударившись о землю, вошли в нее или отскочили от нее, упав на поверхность, — отметили их путь в обе стороны.

Ущелья гор Камис изобиловали дичью. Пустыни Коа были бесплодны и таили в себе множество опасностей. Дождь там никогда не выпадал. Питьевая вода была в подземных ключах, устья которых бушмены прикрывали, чтобы уменьшить испарения. Бушмены пустыни все еще славятся своей жестокостью. Они изготовляют яд из черного Послесловие. Среди героев, которые первыми отправились в глубь Южной Африки и вернулись с вестями о паука, вид Му- gale, тело которого нужно истолочь в соке Amaryllis toxicaria (giftbol). Царапина от наконечника стрелы, который обмакнули в такой яд, приводит к медленной и мучительной смерти. У похищенных животных вспарывали брюхо и заставляли их есть собственные внутренности или зарывали их в землю по шею и оставляли на съедение стервятникам. Безопасность отряда Кутзее зависела от быстроты и бдительности. Путешествуя по ночам, они покрыли сто миль, отделявшие их от Великой реки, за пять дней. Несколько волов погибли. То, что я перечислю ниже, способствовало выживанию отряда.

Трюфели (корни kambros, вид Terfezia), 29°29′ южной широты, 18°25′ восточной долготы.

Дрофа (gompou, Otis kori Послесловие. Среди героев, которые первыми отправились в глубь Южной Африки и вернулись с вестями о, открытие, приписываемое Берчеллу), весом 35 фунтов, которая была убита дробью и камешками из ружья Клавера. Увы, это исчезающий вид.

Korhaan (Eupodotis vigorsii), весом 20 фунтов, сбитый на лету пулей из того же ружья (браво, Клавер!) и лишившийся головы после погони на рассвете по велду, 29°20′ южной широты, 18°27′ восточной долготы.

Жареные муравьи — этим блюдом угостились только готтентоты, 29°16′ южной широты, 18°26′ восточной долготы.

Итак, 24 августа Кутзее добрался до Великой реки (Оранжевая). Его взору представилось величественное зрелище: широкая река с сильным течением, рев которой эхом отдается в прибрежных утесах. Здесь он, наверное, отдыхал целый день, разбив лагерь и наслаждаясь тенью ив (Salix gariepina, а не плакучая ива) и Послесловие. Среди героев, которые первыми отправились в глубь Южной Африки и вернулись с вестями о вдыхая прохладный воздух. Его готтентоты, которые были рады укрыться от палящего солнца, скинули одежду и лежали голые в тени или бесстрашно плавали в реке. Воркование голубей услаждало его слух. Распряженные волы пили у кромки воды. Он видел, что берега, поросшие деревьями, могли бы поставлять древесину для нужд колонизации. Он не мог видеть, что дальше по течению реки имеются водопады и стремнины или что она выходит из ущелья в особенно диком месте. Он мечтал о плотах, нагруженных добром и плывущих к морю, и о поджидавших шхунах.

Он назвал открытую им реку Великой рекой. Некий Роберт Якоб Гордон, родившийся в Послесловие. Среди героев, которые первыми отправились в глубь Южной Африки и вернулись с вестями о Дуйсбурге в 1743 году и покончивший самоубийством в Кейптауне в 1795 году, в 1777 году побывал на Великой реке и переименовал ее в честь Дома Оранских. Увы, закрепилось второе название.

Таким образом мы добрались до конца той части рассказа Кутзее, которая принадлежит к анналам исследований. Его путешествие и пребывание к северу от Великой реки, его возвращение, его вторая экспедиция с Хендриком Хопом, как бы ни были они полны происшествий, тем не менее не имеют отношения к истории. Прорыв человека в будущее — это история; все остальное — отдых на обочине, возвращение назад — всего лишь занятные истории, которые можно рассказывать вечером у очага Послесловие. Среди героев, которые первыми отправились в глубь Южной Африки и вернулись с вестями о.

Переправившись через Великую реку, Кутзее повернул на северо-восток, вдоль реки Леувен. Четыре дня он продвигался по гористой местности. На пятый день он оказался на плоской равнине, поросшей травой, — это была земля больших намаква. Он побеседовал с их старейшинами, заверив, что его единственное намерение — поохотиться на слонов, а также напомнив, что он прибыл сюда под защитой губернатора. Успокоенные этими сведениями, они разрешили ему проехать. Он разбил лагерь возле теплого источника, который назвал Вармбад. Сегодня этот источник огорожен, а рядом построен отель. Добравшись до Бунсенберга, он повернул обратно. В пути ему повстречался отряд намаква, сообщивший, что в десяти днях марша оттуда на Послесловие. Среди героев, которые первыми отправились в глубь Южной Африки и вернулись с вестями о север обитает «народ, который называется дамроква, с коричнево-желтой кожей, с длинными волосами и в льняной одежде».

Он подстрелил двух животных, которых в своем неведении счел разновидностью верблюда (kameelperd, жираф), и привез домой их шкуры.

Он вернулся на свою ферму 12 октября 1760 года.

Надеюсь, мне удалось дать некоторое представление об этом исключительном человеке.


documentassxnyf.html
documentassxvin.html
documentassycsv.html
documentassykdd.html
documentassyrnl.html
Документ Послесловие. Среди героев, которые первыми отправились в глубь Южной Африки и вернулись с вестями о